Фрик Рамона, которая «делает треш»: как калининградец примерил женский образ и стал зарабатывать на нём

— Мне 21 год, я родом из Чернякова. Когда я переехал в Калининград, я начал работать ди-джеем на полставки в ночном клубе. В то же время я изучал дизайн в промышленном университете. Все началось с того, что в 2018 году я увидела в клубе, где работала, артистов трансвеститов и решила попробовать свои силы в этом жанре. Я пошла на Хэллоуин ведьмой и выиграла конкурс костюмов. Благодаря этому я знал, что у меня это хорошо получается, поэтому начал работать с клубом в качестве дрэг-артиста.

Красивые и уверенные: женские костюмы плюс-сайз для всех случаев жизни
7 часов назад
Выделитесь из толпы: яркие и стильные женские костюмы XL
8 часов назад

— Как выбрали такое имя — Рамона?

— Происходит от имени Роман. А приставка vile переводится с английского как «противный, отвратительный». Рамона такая же, она урод и делает следы.

— Почему ваши образы в жанре хоррор? Вы подражаете какой-либо звезде или другой дрэг-квин?

— Есть хоррор и готика, нежная и драматичная образность. Он вдохновлен звездами глэма и хард-рока. Как и Леди Гага, рокеры 80-х, такие как Дэвид Боуи. Это точная копия этих фигур и художественных движений, которые меня интересуют. Я никому конкретно не подражаю: надо быть самим собой.

— Сколько времени у вас уходит на полное перевоплощение?

— Макияж и грим занимают два-три часа. Конечно, предварительно нужно побриться. На лицо наносится настоящий макияж, рисуются новые брови. Это долгая и тяжелая работа.

— А где вы научились мейкапу?

— Чтобы научиться, я смотрел шоу других трансвеститов, делающих макияж. К тому же у меня за плечами пять лет художественной школы, думаю, это было полезно. Свой первый макияж я сделала гуашью, а потом начала делать макияж. С каждым разом становилось все лучше и лучше.

— У вашего персонажа фантастические наряды, откуда они взялись?

— Сначала я заказывала одежду на рынке, а сейчас стараюсь шить сама. Некоторые я настраиваю, другие покупаю в секонд-хендах и переделываю.

— На некоторых фото у вас реалистичный бюст. Как он появился в образе?

— Да, я заказал его на AliExpress и использовал его все время для модификаций. Но потом бросил — так неудобно делать, все время потеет. Я не думаю, что нужно носить грудь, чтобы играть женским персонажем. Сейчас я пытаюсь создать более нейтрального в гендерном отношении персонажа.

— Что представляют собой ваши шоу? Что вы делаете во время выступлений?

— В основе моих шоу лежит синхронизация губ, то есть просто грациозное открывание рта под фоновую музыку. В спектаклях присутствуют элементы хореографии или какой-то реквизит. Музыка совершенно разная: от Леди Гаги и Мэрилина Мэнсона до Лолиты. Один из последних номеров ее песни «Раневская» посвящен ее бабушке, которая умерла 20 января. Он сделал костюм сам за три дня. Драг — это не только красивый танец и открывание рта под саундтрек, но и история, которой ты делишься со зрителями. И поводы не обязательно должны быть радостными.

—Насколько развита культура дрэг-квин в Калининграде? В каком она состоянии?

— Сейчас в Калининграде осталось всего два художника, остальные либо уехали в Москву или Петербург, либо ушли в драг. Я знаю диву, которая приехала из Казахстана, проработала здесь три года, а потом бросила этот жанр, потому что он был нерентабелен. Пока я не вижу здесь развития, особенно во времена пандемии и различных ограничений работы клубов.

— Зачем ты поехал в Москву? Это связано с вашей карьерой? Что вы делаете в настоящее время? Если мы говорим о финансовой стороне трансвеститов в России, достаточно ли они зарабатывают?

— Я хотел начать развиваться. В Москве много площадок, и я могу делать трэш в своем образе, чего не мог сделать в Калининграде. Это просто не было близко к большому количеству людей здесь.

— Заниматься этим дорого?

— Да, это достаточно дорогое решение. Нужно много времени, чтобы понять, что это не убыток, а прибыль. Я только начинаю снимать в Москве, и больше половины заработанных денег трачу на ткани для костюмов и реквизита. Теперь у меня нет проблем с косметикой: кто-то мне ее даст, кто-то мне ее подарит. Я покупаю только тональный крем, пудру и клей для ресниц, больше мне ничего не нужно.

— Чем вы сейчас занимаетесь каждый день, только гастролируете?

— Когда я переехал сюда полгода назад, то сразу устроился сценографом в частную компанию. Мы создавали крупноформатные фигуры для нужд мероприятий и фестивалей. Нам удавалось зарабатывать до 100 тысяч рублей в месяц. Но потом заказов стало меньше и мне пришлось уйти. После этого я добрался до дома Тины, драгианского сообщества, к которому я сейчас принадлежу.

— Что это за сообщество?

— Это Drag House с несколькими художниками. Создатель проекта, Тина, продвигает их и находит места, где они могут произойти. Это клубы, лофты, бары или мероприятия компании. Я самый молодой в команде. Есть профессионалы, которые имеют дело с видами Drag в течение 10 лет одновременно.

ДИЗАЙНЕРСКИЕ КОСТЮМЫ «ИЗАБЕЛЬ»
10 часов назад
Для любого типа фигуры.Для любого типа фигуры
9 часов назад

— Слышал, что вы стали участником проекта Home Drag Race18+. О чём он?

— Это российская альтернатива американской гонке Rupales Rupales Drag, где Drag Queens конкурирует в синхронизации губ. Создатель нашей версии — сотрудник телевизионного канала 2×2. Все сделано удаленно, задача участников состоит в том, чтобы сфотографировать и записать фильм. А потом все это сшито и выпущено в качестве серии в социальных сетях. Я принял участие в одном сезоне в 2019 году, а затем выпал. Но они вернули меня обратно, я пришел в финал и даже приехал в Москву.

— Как вы оцениваете дрэг-квин шоу «Королевские кобры»18+ Насти Ивлеевой? Многие именно его назвали аналогом шоу Ру Полс.

— Я думаю, что это не было довольно аналогичным. Участники этой программы теперь со мной в Haus of Tina — Callista, Canary, Erika Black. Разница в том, что в американской версии каждая дива была представлена ​​и подробно описана. В Royal Cobras все было смятым и сухой. Аудитория не понимала, что происходит, о чем идет речь, что с этим можно относиться должным образом. Хотя, конечно, появление такой программы в России является небольшим шагом. Однако мне кажется, что наша аудитория еще не готова к этому.

— А когда она будет готова?

— Это хороший вопрос, который, вероятно, останется без ответа.

— Если говорить о проблемах дрэг-культуры в России, вам не кажется, что из-за разворота к консервативным ценностям она стала невидимой, ушла в подполье?

— Есть известные художники, такие как Zaza Napoli или Evelina Grand. Они уже управляли брендом и были в отрасли более 20 лет. Это старая школа, которая никуда не денется. Но теперь появилась новая волна перетаскивающих королев, и я вижу, что их работа постепенно начинает принимать. Здесь ivleeva делает шоу — также проснись. Я думаю, чем дальше, тем больше.

— Чувствовали и чувствуете ли вы себя в безопасности, занимаясь этим в России?

— В общем, у меня не было ни одного инцидента или какого -либо противостояния в этом вопросе. Я чувствую себя довольно свободным, и если кто -то придет ко мне с жалобой, я постараюсь объяснить, что это искусство трансформации. В этом нет ничего оскорбительного.

— Допустим, после выступления вы не успели переодеться. Сможете ли вы в образе Рамоны выйти вечером из клуба и пойти домой?

— Я бы сделал бы это в одиночку, а с друзьями.

— То есть в безопасности вы себя не чувствуете…

— Я чувствую только в некоторых местах. Зачем выходить? Вы выступаете в ночных клубах.

— Какие у вас отношения с другими дрэг-квин? Поддерживаете друг друга или там тоже скорее такой серпентарий в гримёрках?

-Я поддерживаю хорошие отношения со всеми моими коллегами. Говоря о краде, я могу вспомнить только историю одной калининградской драг -королевы, которая теперь переехала в Санкт -Петербург. Ее попросили выступить в ночном клубе, и она показала свой велосипедист, в котором она попросила 20 000 рублей. Организаторы связались со мной, и я согласился с платой в три тысячи. Когда она узнала об этом, художник позвонил директору клуба и начал бросал меня грязью, говоря, насколько я ни был бесполезен. Все потому, что она боялась, что ее хлеб будет убран.

— Вы сказали про ставку в 20 тысяч рублей, но это же большая сумма: такую в качестве своего гонорара в интервью называла Заза Наполи. При этом она добавляла, что другие артисты получают гораздо меньшие деньги. Это правда?

— Да, наши сборы не слишком высоки. Если у художника есть имя, он может позволить себе такие тарифы. Например, Zaza Napoli займет несколько помещений за один вечер и получит достойную сумму. Другие исполнители загружают в среднем от двух до пяти тысяч рублей для концерта.

— А в Калининграде вы сколько просили?

— Я начал в Калининграде со свободным результатом. Я должен был получить опыт, привлечь аудиторию и найти своих получателей. Затем я заплатил 500 рублей, тысяча и постепенно увеличил плату до трех. В прошлом году я мог подняться до сорока тысяч в месяц. В это были включены советы, которые гораздо более склонны уходить в Москве.

— Какую часть вашей жизни занимает Рамона? Могли бы вы отказаться от выступлений?

— Недавно Рамона имеет довольно большую часть моей жизни. Я все время шижу костюмы и готовлюсь к выступлениям. Но, кроме того, необходима работа по частям: даже в Москве довольно сложно жить на самих концертах. Тем не менее, я не думаю, что смогу отказаться от его выступлений. Рамона уже жила во мне. Я только что вытащил ее из себя, вытащил его из шкафа.

— Были ли люди среди друзей и близких, которые вас не поняли?

— Там не было никаких таких ситуаций вообще. Все мои друзья и семья были в порядке с этим. Долгое время моя бабушка и мать ничего не знали. Когда я поехал к ним в Черняховск, мне очень хотелось им все рассказать, я не мог больше держать это в себе. Они продолжали спрашивать меня, что я делаю, как прошел мой день, как мои выходные. И мне приходилось все время лгать.

— Что вы говорили?

— Я солгал, что я просто диджей. Но однажды я пришел и рассказал им все о себе, о переезде в Москву и о том, что я дрэг-артист. Моей маме это понравилось, но моя бабушка восприняла новость с осторожностью. Большинство моих друзей тоже были в порядке. Некоторых из них я поймал в зале во время концерта. Потом я извинился, что не сказал им. И мне сказали, что это круто, и я должен продолжать это делать.

— Даже по нашему разговору можно судить, что Роман более застенчив, чем Рамона. Этот образ помог вам раскрыть черты, о которых вы не знали?

— Это. Когда я надеваю маску Рамоны, я чувствую себя совсем другим человеком. Роман не может делать то, что может она. И это действительно здорово, есть какая-то вседозволенность.

Обращаем внимание читателей на то, что все фото в статье постановочные. Герой материала принимает участие в театральных постановках.

Элегантность и доступность:белорусские деловые костюмы
7 часов назад
Окутайте себя аурой загадочности: платья вне времени из новой коллекции
7 часов назад

Читайте также